Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Хроники Расколбасова. Телетяпия.

      О том, что такое телепатия Расколбасов впервые услышал от своего одноклассника. Тот, сделав «страшные глаза», по секрету, таинственным голосом, поведал Расколбасову о том, что существуют, оказывается такие удивительные люди, которые могут слышать мысли других людей, как свои собственные.
Уже тогда, маленький еще Расколбасов, не мог понять, а чего собственно удивительного в такой способности? Ведь он легко и просто может взять да и придумать сколько хочет мыслей за других людей и без всякой телепатии. Но предаваться размышлениям он тогда не стал, потому как у ребенка младших классов и без этого есть чем занять как свою голову, так и свое тело.

Когда Расколбасов подрос, то стало модным читать и разговаривать о мистике. Особенно среди служащих разных учреждений, к коим Расколбасов тогда и относился. Ему дали почитать, размноженную на институтском копире, брошюрку, в который неизвестный Расколбасову человек, рассказывал о «научном» опыте, доказывающем существовании телепатии. Один человек (телепат), в оговоренное время, садился и начинал «слушать мысли» другого человека, который за много тысяч километров смотрел на разные геометрические фигурки, а потом усиленно «думал» над тем, что видит. В книжице говорилось, что количество «угаданных» фигурок очень часто превышает случайно совпавшие, что выдавалось за существование телепатии. Наверно для науки подобные опыты и имели какой-то смысл, но Расколбасова они не очень убедили. Он хорошо знал по собственному опыту, что если его взять да заставить «думать» о чем-то определенном, то на деле, всё получится совершенно наоборот – в голову начнут лезть посторонние мысли, а то и совсем ни одной мысли в голове так и не появится. Поэтому, скорее можно было предположить, что «телепат» смог на огромных расстояниях «увидеть» карточки, чем поверить в то, что он «услышал мысли». Ведь проверить, а точно ли о том думал «передачик мыслей», было попросту невозможно.

Но прочитанное, навело Расколбасова на разные мысли, которые думались самостоятельно, а не «из под палки» и неожиданно привели к забавным выводам. Расколбасов вспомнил тот первый разговор о телепатии и далеком детстве и то, почему его тогда, не удивила эта способность. Он хорошо помнил, как маленький, «обиженный и оскорбленный» сидел он один одинешенек и представлял как он умрет и взрослые начнут горевать о нем, жалеть, что были так к нему невнимательны, а он будет лежать в гробике и злорадно так думать «так Вам и надо». В то время подобные мысли очень хорошо помогали выразить свою обиду и разыграть сценарий адекватного ответа. Взрослый Расколбасов уже прекрасно понимал, что подобный вариант «мысленных разборок» наивен и бесполезен, поскольку хорошо был информирован о смерти.

А придумывать мысли за других людей он не перестал. И не только не перестал, а постоянно в этом совершенствовался. В его голове как бы существовал целый театр, в котором разыгрывались невероятные представления. Тему подсказывала Жизнь, а вот текст постановки уже додумывал сам Расколбасов. Ставил постановки, придумывал декорации и сценографию тоже сам Расколбасов. Он же был автором диалогов и он же необычайно талантливо эти диалоги разыгрывал. И это еще не все. Он же при этом был зрителем всего этого действа. И был внутри Расколбасова еще кто-то, кто точно знал, что все это с Расколбасовым (в его мыслях) происходит. Как только Расколбасов начинал задумываться над тем сколько же внутри него Живет разных «его», то ему становилось не по себе. Но это мысли возникали уже потом. А в процессе разыгрывания сценария было не до этого. Расколбасов смело выражал свои мысли, клеймил несправедливость. Он же жалко оправдывался и заискивающе просил. Это были минуту триумфа. И все это происходило в голове у Расколбасова, без всякой телепатии.

Иногда Расколбасов так расходился, что потом уже в реальности, ему становилось неинтересно продолжать то, что он так вдохновенно «проЖИЛ в мыслях». Но часто бывало и наоборот: превосходные мысли Расколбасова куда-то исчезали и он в реальности мямлил и не мог толком связать двух слов.

Было непонятно одно: почему такая фантастическая способность ума, чаще приносила Расколбасову неприятности, чем была полезна. Дело было в том, что расдухарившись Расколбасов часто забывал о том, что сам придумал мысли других людей. И забыв, начинал по настоящему верить в то, что его кто-то «не любит», или «любит». Он сам выставлял себе «оценки» и делал это так как будто точно знал, а что же думают на самом деле другие люди. Он сам делал далеко идущие выводы. Сам огорчался и лелеял себя надеждой. Доходило до того, что Расколбасову уже и не было никакого дела до того, что на самом деле кто-то мог думать по поводу того, что Расколбасов придумал сам. А из-за подобной «забывчивости» возникали неловкие ситуации, в которых было не только неудобно, а часто просто стыдно.

Однажды Расколбасову рассказали, что «придумывание некоторой ситуации до какого-то логического окончание» может помочь избавится от беспокойства по поводу неизвестного будущего или не очень удачного прошлого. Идея была вне всяких сомнений очень хороша, но оставалось непонятным вот что: если Расколбасов сам все придумал до этого (а ведь так оно и было – что он мог знать о будущем или что мог уже теперь изменить в прошлом? ), то какой тогда смысл еще раз все «перепридумывать»? Ведь если допустить что, он Расколбасов Автор всех этих придумок, то почему просто взять да и перестать в них так свято верить? Почему не вспомнить о том, что это он сам, за других придумал их мысли, сам за Мир придумал ситуации и сам за всех вместе придумал разрешение этих ситуаций? А значит….

Расколбасов не перестал конечно же разыгрывать «мысленные пиесы». И по-прежнему
часто «забывал» и начинал неистово думать за других. Но иногда вдруг да и проскакивала мысль, из далекого детства: “Вот умру – будете тогда знать!”, а вслед за ней сама собой возникала улыбка на лице. А от улыбки как известно прежде всего светлей, а уже потом все остальное. На свету многое становится не таким страшным. И когда тебе не страшно, то и думать за других вроде бы как и не надо.

Вот такая «телетяпия»! А вы думали, что в названии хроники очепятка? 
Tags: Хроники Расколбасова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments