Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Categories:

Хроники Расколбасова. Смелость.

Расколбасов не был смелым человеком. Хотя и отчаянным трусом он тоже не был. Скорее он был трусоват. Страх часто преследовал Расколбасова, хотя и выражался он
по-разному.

Один из страхов остался с ним со времен школы. После уроков, за углом школы, собиралась компания хулиганистых подростков, которые задирали почти всех проходящих мимо. Обойти их не было никакой возможности. Как только Расколбасов заворачивал за угол, как сразу сжималось сердце и возникало что-то тянущее внизу живота. Движения становились медленными, колени подгибались, и на таких, вот полусогнутых ногах приходилось проходить мимо той компании. Часто удавалось проскочить незаметным. Но все равно по спине пробегал холодок от ожидания крика, обращенного в тебе. Самое странное, что маленького и щуплого Расколбасова они почти никогда не останавливали. А страх был.

Другой страх возникал от неудобства, стыда за другого человека. Если его вдруг вызывал к себе начальник, то Расколбасов еще задолго до входа в кабинет, ощущал предчувствие этого страха. А уж когда он переступал порог, то становилось очень страшно. Начальника он знал еще с института, и от этого было еще более неловко.
Начальник говорил, не глядя на собеседника, как бы подчеркивая свое превосходство. Но Расколбасову было хорошо видно, что тот очень боится. Было сразу понятно, чего именно боится начальник. Он боялся показаться несерьезным, проколоться в том, что плохо знает предмет, о котором говорит. Опасается того, что Расколбасов вдруг заговорит о временах студенческой юности. И этот страх передавался Расколбасову. Он говорил тихо, запинаясь и даже заикаясь. Однажды Расколбасов даже вдруг понял, что больше всего он боится стать похожим на этого начальника.

Смелые люди, которых встречал Расколбасов в Жизни, были смелыми от страха. Их смелость скорее напоминала отчаяние, когда зажатый в угол, человек делает невероятный шаг навстречу страху. Это было смелость, от невозможности боятся дальше. В такой смелости не было ничего естественного, спокойного и взвешенного. Человеку просто ничего не оставалось, как быть смелым. Но однажды ему посчастливилось встретить человека, который был действительно смелым.

Расколбасов не верил в Бога и даже не был крещен. Не потому, что это таков был его сознательный выбор. Так случилось. Около церкви он оказался вместе с похоронной процессией. Заходить в храм он не решился. Ему вдруг показалось не совсем удобным заходить в церковь именно в момент, когда близкие и верующие люди (он их знал давно) будут участвовать в обряде отпевания. Не умея креститься, и молится, не разу до этого не побывав на церковных мероприятиях, он решил и на этот раз подождать у входа. Что-то связанное с совестью остановило его.

Недалеко от входа в храм расположилась группка нищих. Несколько женщин неопределенного возраста в черных платках и мужчина. Именно этот мужчина привлек внимание Расколбасова. Нищий был еще молод, высок ростом, неожиданно подтянут и хорошо сложен. Неухоженная бородка, длинные спутанные волосы, простая одежда. Прямо у его ног лежала шапка, в которую немногочисленные прихожане бросали ему мелочь. Его коллеги усердно просили милостыню, непрерывно кланяясь. Он же просто стоял. А те, кто ему подавали, вынуждены были склоняться к нему, для того чтобы положить монетки в шапку. Всё, что он делал – это неторопливо крестился после того как монетка падала в шапку. Создавалось впечатление, что не Он просит подаяние, а те, кто подают, приклоняются ему.

Роскошная иномарка притормозила у самого входа. Здоровенный лысый человек, не оглядываясь, включил сигнализацию и неторопливо зашагал к двери ведущей в храм. Проходя мимо нищих, он раздал женщинам мелочь и неожиданно остановился около мужчины. Впившись в него взглядом, он какое-то время молчал. Затем произнес: “Я понимаю. Этим бабкам просить сам Бог велел. А ты? На тебе пахать можно!”. Что-то еще негромко пробурчав, он неожиданно пнул ногой по шапке с мелочью и замахнулся на нищего. Но ударить не успел. Нищий повел себя очень странно. Ни один мускул не дрогнул на его лице. Он склонил голову навстречу неизбежному удару. Лысый промахнулся. Что случилось потом, Расколбасов не понял. Нищий отошел в строну подбирать мелочь, при этом, поднимая каждую монетку, он целовал её и складывал в шапку. А лысый скорчившись, медленно опустился на землю. Было видно, что ему не хватает воздуха и очень больно. Сделал ли что-то, незаметное взгляду, нищий или произошло что-то другое, но нападавшему точно было очень плохо. Собрав всю мелочь, нищий подошел к лежащему на земле и что-то у него спросил. Тот уже начинал оправляться и отрицательно покачал головой. Нищий стал чуть поодаль, положил шапку к ногам и так же неторопливо перекрестился. Через некоторое время лысый тяжело поднялся и, пошатываясь, вернулся к машине.

Расколбасов был поражен тому, как нищий себя вел. Складывалось впечатление, что он совершенно и бесповоротно покорился чему-то такому, что давало ему возможность не думать о страхе. Видимо его вера в Бога была настолько чистой и искренней, что даже в момент, когда его Жизни и здоровью угрожала реальная опасность, Он ни на мгновенье не сомневался в том, что сделает все, так как должно быть. Ведь за его действиями стояли не человеческие страсти и слабости, а БОГ.

Говорят, что во время поединка на Куликом поле, со стороны славян бился монах. Потому, что его вера в Бога позволяла ему целиком отдаться процессу боя, не беспокоясь об остальном.
Tags: Хроники Расколбасова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments