Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Category:

Писатель Сазонов и зараза

Писатель Сазонов никогда не болел дольше трех дней. День входа в болячку, день страданий и день выздоровления. Доктора лечили Сазонова дольше и Сазонов не мешал докторам, прекрасно зная чудесные свойства своего организма. И вот однажды, какая-то хитрая зараза подстерегла Сазонова и плотно в нем заселилась. Сазонов обнаружил, что заболевает (сделал отметку: “ключ на старт”), на следующий день слег с температурой (страдания неизбежны), предвкушая, как завтра проснется по пути к выздоровлению. Но чудо решило на этот раз погостить у кого-то другого, и температура (как ожидалось) не снизилась, а страдания продолжились. Сазонов удивился. Зараза внутри Сазонова развешивала занавески, расставляла мебель и обзванивала гостей. Сазонов решил, что это ненадолго.

Через три недели Сазонов уже начал привыкать к сумеречному состоянию сознания и невозможности что-то сделать. И, наконец-то вызвал доктора. Доктор, рано полысевший молодой человек, не стал читать мораль о запущенной болезни, он видел в каком состоянии находится Сазонов, человек не умеющий болеть. Сазонову выписали какие-то таблетки и чудо решило, что пора вернуться. Сазонов понемногу начал поправляться. Зараза мстила, как могла, но шансов у нее не было. Потеряв шесть килограмм избыточного веса, писатель Сазонов пришел в себя.

Может ли писатель не писать? Не может. Но иногда (а чаще всего именно так) случается так, что писатель не может не писать, но и писать не может. Это дополнительные страдания и переживаются они гораздо мучительнее, чем даже длительная болезнь. Сазонов заглянул внутрь себя, потом оглянулся вокруг и понял, что неприлично долго не записал не строчки. Внутри звенела пустота, вокруг продолжалась Жизнь. И это было прекрасно. Сазонов включил компьютер и лихо записал несколько строк. Просто так, ни о чем. Потом записал еще немного и вскоре стучал по клавиатуре, не замечая ничего вокруг. Зараза сидела неподалеку на узлах и коробках и никуда не торопилась. Зараза умеет ждать.

Осень смешивала краски и размачивала кисти. Вода стала темнее, а небо выше. Сумерки переходили в густые ночи, а солнце, по утрам, не торопилось просыпаться. Лето ушло не прощаясь, засыпав в финале грибами, яблоками и другими подарками. Сазонов уже несколько дней гуляет на улице. Это полезно для писателя и очень не нравится заразе. Что-то, наверняка, нагуляется.

Tags: А меня не берет, Настоящее настоящее, Сказки бабьего лета, Сказки с дымком
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments