Удивление

Вторая сказка про Семенова

А ты Живешь так, словно будешь Жить вечно! Тратишь время, отвлекаешься на ерунду.
Ты так и не нашел самое главное для себя. И похоже искать не собираешься.

Серьезные люди точно знают, что именно они должны делать. Долг и дело. Два знамени под которыми проходит их полезная жизнь. По крайней мере так это выглядит.

Долгожитель Егоров не похож на долгожителя. Во-первых, он неприлично бодро выглядит. Для своих лет. А в двадцать-вторых, никто не знает, а сколько ему лет. Внешне можно дать как пятьдесят, так и немного больше. Но уточнить не у кого. Егоров не дает интервью, не устраивает празднований юбилеев и самое удивительное до Егорова никому нет дела.

Когда-ты ты Живешь слишком долго, то Жизнь, договорившись со Смертью, дарит тебе разное.
Для начала, вычеркивает тебя из списков и аккуратно убирает с радаров. Всё просто. Есть нормы возраста, после истечения которых государство и люди начинают терять к тебе интерес. Вроде бы обидно, на первый взгляд. Но на самом деле – это прекрасно. И это первый подарок. Затем, постепенно исчезают люди, которые что-то про тебя знали. Это грустно и горько, но с этим ничего не поделаешь. И ты больше не повторяешь ошибки оглашения возраста. Да никто и не настаивает.
И наконец, ты понимаешь, что в твоем положении жестоко обрастать друзьями.

Как же так случилось, что Егоров потерял счет годам и стал практически бессмертным?
Было так. Сентябрь неторопливо оглашал окрестности вестями о наступлении Осени. Егоров шел со службы домой. Шагал бодро, наслаждаясь согревающей прохладой осеннего вечера (есть у вечеров начала сентября такое удивительное свойство). И тут ему, за шиворот рубахи залетел листочек. Стало щекотно. Егоров не сразу смог поймать проказника. А когда поймал и внимательно осмотрел, то понял, что это не просто листок, это послание. Прожилки на листе причудливо складывались в одно слово - «Скоро».

Всего одно слово, но тебя бросает сначала в жар, потом в лютый холод. Ты переживаешь одновременно и отчаяние и обиду. Потому что ты понял, с одного слова понял, что означает для тебя это «скоро»… Егоров остановился, выронил листочек и потерял смысл всего. Уже было не так важно, что он что-то не доделал и уже никогда не доделает. И спешить никуда не хотелось. Одно слово уровняло всё и сразу. Егоров сел на первую попавшую скамейку, обхватил голову руками (как он выглядит со стороны ему тоже стало безразлично) и замер. Он не знал сколько он так просидел. Из оцепенения его вывел голос.

- Что, приятель, плохие вести? – и кто-то осторожно тронул Егорова за плечо.
- Вам чего? – Егоров поднял голову и увидел перед собой худого человека.
- Ничего. Шел мимо. Решил остановиться. Меня зовут Семенов – человек склонил голову в приветствии.
- Егоров – представился Егоров – Весточку я получил – он не понимал почему он вдруг решил открыться этому неизвестному Семенову.
- И что было в весточке? Если, конечно, это возможно озвучить – Семенову действительно было интересно и важно. Он слушал очень внимательно.
- Там было слово. «Скоро» - вздохнул Егоров.
- Понимаю – кивнул Семенов – и было видно, что он действительно понимает.
- И как мне теперь дальше Жить? – пожал плечами Егоров.
- А это очень важный вопрос. Важно даже не столько «как», а «Жить дальше» - Семенов зачем-то посмотрел вверх – Ты что выбираешь «как» или «дальше»?
- Да какая разница? – возмутился Егоров – Скоро может наступить через минуту или через год. От меня же ничего не зависит.
- Вот именно! В этом-то и состоит прелесть этого момента – Семенов подхватил Егорова – Пройдемся, такие вопросы следует решать на ходу

- «Как» уже неважно. Ведь «скоро» может наступить как через минуту, так и через годы. Значит остается только «дальше» - Егоров едва поспевал за широко и легко шагающим Семеновым

- Вот именно! – воскликнул Семенов….

Жить дальше. Протяженно Жить. Так словно ты Живешь вечно. Разбрасываясь пустяками и обращая внимание на мелочи. «Как» уже неважно. Важно другое, но об этом словами просто так не расскажешь.

По телевизору показывали очередного долгожителя. В инвалидной коляске сидел человек непонятного пола, с морщинистым лицом и что-то нечленораздельно говорил. Да, после такого, Егорова лучше не показывать. Никто не поверит.