Удивление

Добровольное сочинительство

Добровольное сочинительство. Странное сочетание слов. Точное. Никто тебя не неволит. Бросишь ты записывать или продолжишь. Мучишься ты над упрямой строчкой или пишешь легко. Это неважно. Нет над тобой никого кто бы тебя заставлял это делать. Но это не совсем графоманство. Тут о другой войне.

Вот ты свернул на тропинку творчества. И сразу же понял, что такое «муки творчества». Ты и «творец-то» с натяжкой, одно название. А муки настоящие. Им нет дела до классификации. Роняешь слова в пустоту. Это нормальный и естественный процесс. Нет у тебя возможности и права заставить читать кого-то записанное тобой. Или прочтут или не прочтут. Равнодушная равновеликая вероятность. И тебя пугают оба исхода. Потому что тебе неизвестно, а что ты там на самом деле записал. Ты внутри этих слов и не можешь увидеть со стороны.

А потом приходит короткое сообщение или небольшое письмо. От незнакомого тебе человека. И случается мгновение истинны. Вспышка. Тебя прочли. И записанное тобой достигло неведомой тебе цели. И кому-то далекому от строк, что вывела твоя рука, стало иначе. Может лучше, может хуже. Но точно не так, как было до этого.

Вот. Тогда-то ты и понимаешь, зачем нужно было твое добровольное сочинительство. Чтобы однажды, кому-то, стало после прочтения иначе. А всё остальное? Крошечные тиражи. Забвение. Постоянное недовольство тем, что записал. Это важно. И не имеет решающего значения, если хотя бы для одного человека случилась мимолетная вспышка «иначе».

Обнимаю всех, кто нашел время и черкнул мне эти несколько строк. Спасибо Вам. Для добровольного сочинителя нет награды выше и ценнее.