Удивление

Сказка ещё одной любви

Дождик начинается и не решается пойти в полную силу. Так и накрапывает. Такой неопределенный дождь может продолжаться целый день или закончится за минуту. А еще он запросто может затащить тебя в какой-нибудь похожий на него сон и там оставить.

Она не позвонит. А как, скажите, ей позвонить, если они были знакомы всего один сон? Номера телефонов из сна недействительны. Это обидно. Было бы здорово позвонить в сон! И поболтать о каких-то значительных пустяках. Из сна. Как же это было бы здОрово! Эх.

Вершину горы можно разглядеть только издали. Когда же ты у подножия и решил начать восхождение, то тебе показывают какую-нибудь промежуточную горку. Начинающие восходители на это легко покупаются. Сгоряча, чуть ли не бегом, спешат к «вершине» и там, с сорванным дыханием и почти без сил, обнаруживают еще одну «вершину». И понимают, что опытные явно что-то знают, если идут спокойно и ровно.

Она окликнула его на трети пути. Одета неуместно. Какое-то вызывающе несерьезное платьице. Босая.

- Потому что босоножки приказали долго жить и безвозвратно разрушились. Представляешь? Я подошла к краю, заглянула. А там облака! Дна ущелья не видно. Размахнулась, что было сил и зашвырнула свои бесполезные босоножки точно в облака. Они и не мечтали о таком, наверное. Пока летели я им спасибо спела. И вот – она выпалила всё это на одном дыхании вместо приветствия, чем и покорила его сразу. Редко встречаются люди, способные продолжить никогда не начинавшийся разговор – Мне нужно попасть на (она назвала улицу, он слышал это название впервые). Я правильно иду?

- Неправильно! Ты идешь точно к вершине. И скорее всего не дойдешь босой. А улица где-то там, внизу, в городе.

- Проводи меня в город. Я тебе за это буду рассказывать разное и научу танцевать. Я учу людей танцевать, это моя профессия, и немного призвание. Пошли! – она уверено протянула ему руку. И они пошли, взявшись за руки. Его рука сверху, как и положено. Он хорошо ориентировался и повел её к дороге. Идти босой по тропинке трудно. Много камней. Змеи вылезают погреться.

- Мы сейчас выйдем на дорогу и по ней к городу. Там найдем остановку чего-нибудь или я вызову тебе такси.

- До дороги ты понесешь меня на руках. Пока я буду рассказывать тебе оглушительную историю про то, как заблудилась – и она забралась к нему на руки. Он не успел ничего возразить, да и кто бы его слушал? - Меня поманила вершина. Представляешь? А у неё ведь даже рук нет. И я поняла, что мне туда. Теперь то я знаю, что это всё было ради того, чтобы мы встретились. Но тогда я этого не знала и поперлась в чем была. Босоножки держались сколько могли, остальное я уже рассказывала. Не тяжело? Я легкая! В балетном на мне постоянно показывали поддержки. Потому что я легкая и удобная. Тебе ведь удобно меня нести?

- Удобно! Ты действительно легкая и мне помогаешь – дорога вынырнула из кустов. Можно было её снять с рук. Но этого совершенно не хотелось. Хотелось её нести дальше.

- Если не хочешь, то я еще могу посидеть у тебя на руках! Мне нетрудно! А если хочешь, то пойду своими ногами. По такой хорошей дороге хорошо шагать своими собственными ногами. Мой первый партнер заболел чем-то. И ему отрезали одну ногу! Представляешь? Он не помнил себя, когда бы он не танцевал. А они ему отрезали ногу! Танцевать он не бросил. Но без одной ноги не все партии сможет. Я теперь очень ценю, что у меня есть две ноги. Мои собственные. И могу на них не только ходить, но и танцевать

- Ты балерина! Я это сразу понял, по твоей походке!

- Я танцовщица. И по моей походке ты бы ничего не понял. Ты просто меня узнал. Вруша – она вырвалась из его рук и закружилась в каком-то стремительном танце. И они сразу же оказались в городе. Возле какой-то промышленной зоны. С железной дорогой неподалеку. Подпрыгивающими на ухабах грузовиками. Хмурыми людьми, бредущими по неведомым делам – Это и есть город. Осталось найти место куда ты позовешь для меня такси!

Он снова взял её на руки. Здесь было еще опаснее, чем в горах. Особенно на босую ногу. Можно было бы спросить кого-то про остановку или про то как пройти отсюда в настоящий город, без дыма, гари, грузовиков и поездов. Но это бы означало, что их встреча закончилась. Поэтому лучше шагать наугад, держа в руках такое легкое и дорогое тело, беспрерывно рассказывающее тебе про всё на свете и ни о чем.

Остановка нашлась. Пока он вызывал такси, к ней привязался какой-то нахал. И он с ним подрался. Ну как подрался? Схватил его за горло и куда-то закинул. Не бить же его на самом деле?
Она смотрела не него широко раскрытыми глазами и шагнула назад, прямо под колеса, непонятно откуда взявшегося грузовика. Удар был очень сильный. Но он успел поймать её на лету.

- Теперь меня отвезут куда нужно в карете скорой помощи! Никогда не ездила в каретах. А ты про меня забудешь. Начнешь забывать во вторник, в среду передохнешь немного, а в четверг придет дождь, и ты меня забудешь. Дай твой телефон, я оставлю в нем свой номер - приехала скорая. Её положили на носилки. Врач осторожно потрогал руки и ноги пострадавшей, сразу стал серьезным и махнул водителю.

Дождь куда-то ушел. И забрал с собой все верительные грамоты по которым можно было бы вернуться в тот сон. Но они бы уже ничего не изменили. В том сне был бы кто-то похожий на нее и только. Невозможно поставить сон на паузу, чтобы вернуться и продолжить его дальше. Как и невозможно вернуться к человеку, который однажды ушел. В списке контактов он не нашел неизвестный ему номер. А если бы и нашел, то как бы он дозвонился в сон? И я не знаю.