Удивление

Песенка

- Что за примитивная скотинка? – лениво думал Живоглост Геоцинтович Сидоров, прислушиваясь к незатейливой песенке невидимой птички за окном – Наверное с полчаса уже долдонит одно и тоже! И не надоест же?

Живоглост Геоцинтович проснулся с первыми лучами солнца, лежал, смотрел как трепещут под ветром листья на березе и слушал пение птиц. Точнее одной птицы. Его раздражало её однообразное чириканье. И даже не чириканье, а черт знает, что. Попроси изобразить и не получится же. Спать не хотелось. Ничего не хотелось. Редкие мысли вспыхивали и тут же гасли. Птичка продолжала. Живоглост Геоцинтович лениво возмущался.

- Как несправедливо устроен Мир! Венец мироздания, штучный результат эволюции лежит и страдает от стрекотания какой-то примитивной птахи! - Живоглост Геоцинтович повернулся на другой бок и уставился в шкаф. Побродил взглядом по древесным линиям, задержался вниманием на сучке – Взять хотя бы дерево! Выпало тебе вырасти где попало и расти до срока. Не прогуляться тебе, не почесаться - Живоглост Геоцинтович поскреб под коленом – Примитивная форма жизни! – эта мысль ему понравилась. Потому что он мог и прогуляться, и почесаться, и возмущенно подумать.

И тут он понял, что не слышит больше птичьей песенки. Шум машин был, какие-то прохожие лениво ругались, проходя мимо, подъехал мусоровоз и начал греметь контейнерами, а птички не было слышно - Улетела может быть? - Живоглост Геоцинтович даже привстал и выглянул в окно. Береза на месте, двор залитый утренним солнцем. Всё на месте. Но беспокойство уже посеяло в мужчине свои скороспелые семена.

Живоглост Геоцинтович встал, наскоро умылся, оделся. Постоял у двери вспоминая, что о чем-то забыл, махнул рукой и вышел. Солнце врезало по глазам. Живоглост Геоцинтович зажмурился и прикрыл лицо рукой – Ну тебя! – проворчал он и прислушался. Где-то чирикнула птичка. Он заспешил на звук и узнал надоевшую ему песенку – Ну вот! Другое дело! А то замолчать решила! Взяла моду! – Он стоял под деревом, курил и слушал.