Удивление

В ожидании птицы

Он посмотрел в окно. Навстречу из пустоты летела птица. Она не сворачивала до последнего, чудом сумела вывернуть вверх. Птицы не было, она не оставила следа от полета. Но осталось ощущение птицы. Отчаянное ощущение птицы летящей навстречу из пустоты.

Примитивнее правила уже не придумать. В тебе, с годами, больше накапливается того, что ты меньше всего тратил. Прожил добряком и скопил фундаментальные запасы первосортной злобы. Пока хватало сил, справлялся, а потом оно рвануло. Срабатывает и обратное. И не удивительно, что становится священником бывший лиходей, и хорошим священником, души людские врачует. Истратил он запас плохого, скопив душевное. Примитивные правила самые противные, срабатывают без сбоев. Аккуратнее с ними. Особенно если удобно тебе быть одинаковым. До поры таким и будешь, а потом природа возьмет свое. Не сомневайся.

Нравиться другим людям учат с раннего детства. Быть послушным, внимательным, предупредительным. Жизнь же постоянно показывает, что нельзя таким быть, тем, кто нравится другим. Страшный человек получается. Помогает ложь. Во спасение. Многослойная мораль спасает. И ничего, отпускает. Даже удается найти убедительные обоснования всему этому карнавалу лицемерия. Зато можешь позволить себе не нравиться другим. Не всем уж точно. Прямой путь к одиночеству. Но тот, кто считает, что одиночество это плохо, не знает что такое одиночество. Если тебе плохо с собой, когда ты один – это не одиночество. Всё с точностью наоборот. Тебе комфортно с собой (не хорошо и не плохо) и среди людей и без них. Как-то так. Удивительно, что обрести реальное одиночество так сложно. Много сил для этого нужно.

Над городом мрачнели тяжелые черные тучи. Они ничего не обещали, ни снега, ни дождя. Они нависали над головой, спрятав солнце и небо. И этого было достаточно для плохого настроения и беспочвенной тревоги без повода.
По-зимнему рано наступил вечер. Сразу, без предварительной игры. И многозначительность туч сразу растворилась в темноте. Если тени тебя пугают, то лучше уйти в темноту, чем на свет.

Побыстрее исчерпать запасы сомнений, тщетности Жизни и невозможности найти ответ. Допустить побольше ошибок и посеять множество разочарований. Чтобы скопить противоположное. И обрести естественное и понятное одиночество. Рядом с любимым и дорогим тебе человеком, или без него. Для одиночества совсем не нужно каких-то особенных условий. Оно или есть или это не одиночество.

И тогда ответ придет сам, он будет искать встречи с тобой. Он так по тебе заскучает, что использует все возможности. Продолжительность общепринятой Жизни человеческой особи всего несколько десятков тысяч дней. Этого достаточно, чтобы заскучать или оскотиниться. Но и хватает для полноценного одиночества.

Он смотрел в окно и ждал птицу. Она не могла просто так улететь, рискуя разбиться о стекло. Птица не прилетала. А ожидание обретало смысл и важность. И черная, до этого пугающая, пустота, наполнялась спокойствием и уверенностью в правильности. Ждать птицу. Не зная, прилетит ли она. Простые и очевидные поступки неизбежно ведут в нужное тебе место.