Удивление

Сказка классического бреда

Одна Луна, две Луны, семь Лун, четырнадцать. Стоп-стоп-стоп. Что-то многовато получается? Может считаю неправильно? Или сон сниться? Или головой приложился, неполадки с разумом?
Хм. Всё может быть, но Лун от этого меньше не стало.

Самую главную Благодарность испытываю к тем, кто помогал моему уму сойти с него самого. Штучные люди, редкой породы и невозможной проникновенности. Заслуга их в том, что дали возможность отведать безумия и при этом остаться в рядах нормальных людей. По крайней мере не сразу можно догадаться. Когда безумие пропитывает тебя основательно. И ты из состояние малосольного огурчика переходишь в фазу хрустящего соленого огурца. Тогда ты сбрасываешь с себя поношенные рямки эпотажа и примеряешь одежды незаметности. Учишься гасить взгляд. Неприметным становишься…

Если смотреть по телевизору канал классической музыки, то это всё равно, что телевизор не смотреть вовсе. С той лишь разницей, что удовольствие получаешь и прекрасное качает тебя на своем огромном, уютном колене. Молодой певец с высоким голосом (фальцет кажется называется) и женщина в бальзаковской поре с голосом пониже. Огромный оркестр. Лысый дирижер постоянно подмигивает флейтистке. Играют что-то невыносимо старое и фантастически красивое. Они взяли и поменяли что-то вокруг.

Не знаю, как называется это существо. Не встречалось прежде. Ночной сквер. Немноголюдно. Под фонарем танцует необъятных размеров женщина. Без музыки, в такт ветру и шуму облаков. Рядом с ней мужчина и кроха-малыш за коляску держится. Подхожу ближе. Вместо малыша – кукла, с тряпичным лицом, намалеванным как попало. Мужчина оказывается наброшенным на ветку плащом. Декорации это. И танцует не женщина. Что-то бесформенное. Огромные сверкающие глаза и жуткая кривая улыбка. И жарко около них, терпеть невозможно, хотя вечер прохладный. Замечает меня. Что-то шипит, слов не различить. Отхожу на несколько шагов, чтобы перевести дух, отвлекает громкое уханье над головой. Поворачиваюсь. На кустах ветер играет какой-то тряпкой. Ни коляски, ни куклы, ни пугающего танцора. Только щека горит, да в горле пересохло.

Дома кот Фрося тщательно обнюхивает и смотрит в глаза. Потом уходит в темноту и что-то там с кем-то громко обсуждает. Мяукает на разные лады. Возвращается взъерошенная и довольная. Лун все-таки больше чем обычно.