Удивление

(no subject)

Сны-кошмары. Самые честные среди снов. Они хорошо запоминаются, а значит не так сильно перевираются потом. Сон – штука очень личная. Он вроде бы как есть, но нет способа его «показать» другому человеку. Только пересказать. А это, ох, как сложно. Сны любят сниться в малопонятных декорациях и незнакомых реальностях. Не всегда и слова, подходящие подобрать можно. Забываешь сон быстро. Даже если сон записал сразу, как проснулся и это не гарантирует, что смог точно передать содержание сна. Другое дело – кошмары. Они пугают, из них трудно, а часто и невозможно, проснуться (не досмотрев), а еще кошмары любят происходит в хорошо знакомом окружении. От этого кошмар еще страшнее. Самые из добротных кошмаров повторяются. Каждый раз пугая, как в первый. Такое ощущение, что они таким образом «закрепляют материал».

Кошмары из детства. Путевые столбы чего-то важного. Человек редко забывает свои детские кошмарные сны. А это чего-то да стоит. И не здесь ли прячется ответ для автобиографии? Кто бы знал. Сны – штука зыбкая.

Железная дорога. Нога попадает в стрелку (между рельсами) и застревает. Где-то спешит огромный и тяжеленный локомотив. Он еще за поворотом, но рельсы уже гудят. И страх сковывает все тело. Крик застревает в горле. Невозможно двинуться, позвать на помощь и вот огромная железная машина появляется из-за поворота. Этот сон повторялся снова и снова. Обрываясь в самый последний момент, когда уже было видно обезумевшее лицо машиниста поезда. Маленький мальчик просыпался, дрожа от страха. Напротив, сидел Кот и осторожно трогал его лапкой, успокаивая. И мурчал при этом так громко, что что это мурчание можно было легко спутать со стуком железных колес о стыки между рельсами.

Со двора к месту, где летом ночевали коровы и овцы, можно было попасть через небольшую калитку. За ней была карда, куда пряталась от жары или непогоды скотина и огромный огород, засаженный картошкой. Во сне все так и было. Калитка. За ней коровы. Вдалеке березки. Но еще кто-то огромный и черный. Он выглядывал из-за калитки и смотрел немигающими желто-зелеными глазами. Вертикальные зрачки и шелестящий шепот, произносящий слова на неизвестном каркающем языке. Можно было не пойти туда, в эту калитку. Но там еще был и туалет. И очень хотелось. Пройти мимо черного и страшного невозможно. И не пойти невозможно. Ужас сковывал тело. И после этого сна мальчик просыпался в мокрой постели. Хотя, по возрасту, ему это точно не полагалось.

Старушки во сне снятся редко. Незнакомые, горбатенькие, с выступающим подбородком и беззубым ртом. Глубоко посаженные глаза, торчащие из под серенького платка волосы. Сухие руки, напоминающие лапы хищной птицы. И голос. Скрипучий или тоненький, гортанный. Такая старушка могла появиться в любом сне, превратив его в невыносимо жуткий кошмар. Она кружила вокруг, не приближаясь. Или пыталась схватить за руку. Иногда просто забегала, сильно хромая вперед и укоризненно качая головой, что-то кричала. Самый страшный из кошмаров детства. Когда он снился, до дело заканчивалось криком во сне, от которого сам же просыпался и невозможностью уснуть до самого утра.

Сонники не умеют правильно толковать кошмары. Потому что кошмар это не просто сон. Это какое-то важное напоминание, от которого хотелось бы отмахнуться, да невозможно. Кошмар – он только для тебя и никто кроме тебя не сможет понять это послание. И как только ты это понял, то такие сны не повторяются никогда.

В чем же здесь ответ? И есть ли он? Вряд ли в содержании кошмарного сна. Может в ощущениях? В почерке и характере страха? Или в том, что кошмар придется однажды досмотреть до конца, там будет то, ради чего кошмар затевался? Неизбежность Жизни. Во всех ее проявлениях. Приятных или пугающих. Это тоже ты. Машинист поезда. Черный демон с разноцветными глазами и тошнотворная старуха. Самовнушение не поможет. И тебе так и не повзрослеть, пока ты будешь сбегать от своих кошмаров.
ага, а еще бывают пророческие кошмары.
и хуже всего, что, когда часть кошмара (не самая кошмарная) сбывается, нет-нет да и ловишь себя на мысли - а остальное?..
хотя сами по себе они очень-очень интересны, так как пророчат совершенно необъяснимым наукой (как хорошо!) образом.