Удивление

Автобиография. Тень вторая

Детство. Его лучше вспоминать так, словно оно из пластилина. Тогда не сойдешь с ума сразу. Встречал я как-то полоумного человека, которого многие считали мудрецом. Был он неопрятен, прилипчив и невозможно занудлив. Плюсом было лишь то, что этот сумасшедший никого не цитировал, он всегда излагал от первого лица, что, конечно же, достойно уважения. Так вот. Безумец ухватил меня за рукав и надсадно дыша, поведал о том, как важно попытаться вспомнить свое детство. Событие за событием, шаг за шагом. Начиная с текущего момента и постепенно продвигаясь по лабиринтам памяти в прошлое. Или стартуя с самого яркого воспоминания, но по направлению к рождению. В этих воспоминаниях спрятано сокровище, предназначенное только тебе. Это несколько ответов. Их потом можно обменять на вопросы. Эти вопросы помогут найти ответ на всю твою Жизнь. Поведав это, мудрец закатил глаза и демонически захохотал. Смеялся он страшно, словно хотел выкричать из себя, что-то мучавшее его. Потом устал и сел на землю у моих ног. И глядя снизу вверх, словно собака, сказал, что он не смог найти все ответы, испугался. Хотел вернуться в настоящее, но настоящее его не дождалось. И вот часть его ума мечется в поисках опоры, а другая часть пытается смириться с пугающей реальностью. Он знает, что безумен, но это уже не имеет значения.

О себе рассказывать бессмысленно, потому что невозможно. Это как рассказывать о запахах. Если запах относится к известным, то можно ограничиться названием. Хуже, если запах малоизвестен. Тогда придется говорить о чем-то похожем, постепенно подбираясь к ответу, зная, что ответа нет. Потому что все просто. Дай другому человеку понюхать – это будет рассказ о запахе. Но как дать другому прожить твою Жизнь? Так-то вот. Остается лишь рассказывать об узнаваемых событиях, чтобы читающие тебя, смогли узнать в них себя, и у них создалось впечатление, что они что-то о тебе поняли. Или рассказывать истории, в которых другие люди могли бы угадать знакомое. Примерно так и сочиняются автобиографии. Это рассказы про других людей, про места, события, животных и мифических персонажах. Где-то, внутри этой каши из слов есть чуть-чуть и про тебя. Или нет. Но какое это имеет значение. Было бы интересно читать.

Почти в каждой деревне был свой сумасшедший. Относились к нему по разному, но в основном жалели. Тогда никто не говорил о толерантности к инвалидам. Потому что инвалиды жили среди нас, вместе с нами учились, ходили по одним улицам, или катили на крошечных тележках, с подшипниками вместо колес. Нашего сумасшедшего звали Вовкой. Он старательно ходил в начальную школу, снова и снова в первый класс. Его не смущало, что он давно перерос своих одноклассников. Вовку мало, что смущало. Был он силен и бесконечно добр. Старшие ученики его не донимали, получив уроки общения с ним, но каждый новый призыв первоклассников непременно дразнил Вовку, и потом было стыдно. Всем, кроме Вовки. Такая вот прививка на всю Жизнь. Мы вырастали, уезжали учиться или работать в город, а Вовка оставался. И как-то незаметно исчез. Уже и не вспомнить, куда и почему. А вместе с ним исчезли и такие важные уроки Совести. Потом исчезла школа, клуб и библиотека. Зато появились мобильники и Интернет. В деревнях давно нет местных сумасшедших. И этот рассказ выглядит странным и неправдоподобным.
Как и Совесть. Учитель появляется, когда готов ученик. И если у тебя в Жизни было мало моментов, за которые до сих пор стыдно, то это не потому, что ты такой хороший человек. И это нужный ответ. На него можно обменять несколько вопросов.

Автобиография вымышленного человека. Тень вторая