Удивление

Обреченность неузнавания

Удобно, когда сочинитель – твой знакомый или близкий (а то и сердечный) друг.
Читаешь, записанное им и угадываешь что-то лично для себя.
А как же иначе? Он ведь (сочинитель) просто обязан как-то упомянуть о тебе?
Весточку послать таким хитрым способом?
Может даже прощения попросить или сказать что-то приятное?
Что ему жалко что ли? Все равно ведь записывает?

Не жалко. И упомянуть и весточку, и прощения с приятностями.
Да только вот случается такое очень редко.
Так чтобы для знакомого или близкого человека встроилось в текст послание.
Проще и безопаснее излагать о ком-то абстрактном, придуманном.
Он и не обидится, если, вдруг не поймет что-то в косноязычии автора.

Но снова и снова получает автор ответы.
О том, что его услышали и распознали посылочку.
Иногда с обидой, часто с недоумением.
С этим уже ничего не поделать.
Даже если текст датирован годами ранее.
И события в нем и персонажи нейтральнее некуда.
Автору не скрыться от знакомых, друзей или близких.
Даже если о них ни словом, ни даже намеком.