Удивление

Чаепитие без важности

Как называется эта игра, уже никто не помнит. Но играют в нее вдохновенно и с удовольствием, хотя казалось бы. Дракон сначала наотрез отказался, но наблюдая за игрой Волшебника и Петрова, незаметно для себя втянулся и даже один раз едва не проиграл. В результате сели пить чай. К чаю были поданы двастегаи и трисдегаи с… Как называется этот плод в этой части видимой Вселенной спросить не у кого. Волшебник наверняка не заморачивался подобными ответами, у Дракона рот занят и мелодично пищит за ушами, а Петров никогда не знал.

- Жалость к себе! – как всегда невпопад заявил Дракон
- Именно – поддержал Дракона Волшебник, потянувшись за добавкой.
- А мне можно? – жалобно заныл Петров.
- И что я говорил? – авторитетно заключил Дракон.
- О чем тут спорить? – уставился на Петрова Волшебник.
- Вам, что жалко? – прошептал Петров
- Соберись, Петров – гаркнул Дракон – Ща всё будет.

- Жалость к себе заметить очень просто. Она настолько очевидна, что к ней привыкли и предпочитают пренебрегать. А зря. То, что легко заметить, можно исправить, или хотя бы попытаться изменить. Зачем? Всему свое время – Дракон говорил таким вкрадчивым сказочным голосом, от которого даже мурашки побежали по спине у Петрова, а потом испуганно затихли.

- Для удобства выделим три причины жалости к себе – сделал ход Волшебник – Недостаток внимания, следование общепринятому, самооценка. На самом деле причин гораздо больше, но не будем углубляться. Недостаток внимания выражается в том, что человеку кажется, что его не ценят, обделяют, притесняют, игнорируют, обижают, поступают по отношении к нему несправедливо. Как тут себя не пожалеть? Следование общепринятому сводится к тому, что человек начинает ныть по поводу того, что у него нет условий и возможностей для того, чтобы «жить как все». Самооценка может быть как заниженной, так и завышенной. В любом случае излишнее баловство с самооценкой заканчивается жалобами на отсутствия таланта, способностей, в том что «всё из-за меня (из-за них)» и прочих плюшек – Волшебник налил себе чаю и немедленно выпил, захрустев аппетитным тристегаем.

- Жалость к себе используется для того чтобы спрятаться от воздействия окружающего. На самом деле подобное укрытие напоминает детскую забаву «я в домике», когда кто-то якобы скрывается под защитой воображаемого строения – Дракон прохаживался вдоль стола, заложив руки за спиной – В результате сеанса жалости к себе человек тратит очень много сил, что заканчивается тем, что он попросту теряет адекватность и возможность нормально жить. Многие даже засыпают. Сеанс прелюбодеяния с самим собой – Дракон замер, после чего махнул рукой и потянулся за еще одним двастегаем.

- Каким образом прекратить жалеть себя? – Волшебник указал пальцем за спину Петрова и кому-то заговорчески подмигнул. Петров даже оглянулся, но не заметил ничего подозрительного – Это невозможно. Но! Можно отмечать моменты, когда начинаешь жалеть себя и попробовать заняться чем-то более интересным. Именно для этого полезно иметь набор разных пустяковых дел. Чем больше выбор пустяков, тем меньше времени на жалость к себе. Чем меньше жалеешь себя, тем больше сил и времени остается на то, чтобы занять себя разными пустяками. В конце концов, хуже точно не будет.

- Петров? – Дракон принюхался

- Петрооов? – Волшебник отвернулся

- Пеееееттттттррррроофффф – задуло из угла

- Да что б Вас - только и успел воскликнуть Петров и заметил, что хотел пожалеть себя. Не, ну, правда. Что его тут за дурака держат? Подумаешь волшебные существа? Нет, чтобы как с человеком? Да, он, Петров, с неба звезд не хватает, но это ведь не повод? – Петров улыбнулся, потом осторожно засмеялся, а потом заржал как довольный сытый конь и куда-то умчался, забыв попрощаться.

- Плюс один? – предположил Дракон

- Ничья, если не возражаешь – подытожил Волшебник.

Предпоследнее сказочное предупреждение. Если ты дочитал до этого места, или хуже того, дослушал, то значит, можешь психануть и перестать жалеть себя. Никогда не делай этого, если не знаешь чем занять себя, когда у тебя в избытке беззаботного свободного времени. Иначе будет как всегда, только еще хлеще.