Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Categories:

Сказка весеннего вечера

Кого только не встретишь весенним вечером, прогуливаясь после службы. Разнообразно представлены люди, собаки, коты, птицы, тени. Иногда мелькнет дракон, принявший наскоро человечье обличье. Заметив, что его узнали, церемонно склонит голову. Духи, покинувшие тело, но не нашедшие покоя, торопятся спрятаться – от них всегда веет болью и безнадежностью. Пройдешь через такое, не обратив внимания, потом будешь несколько дней мучатся от непонятной боли в душе.

Навстречу летело, едва не задевая земли, Чучело. Оно было одето по последнему стону моды. Легкое пальтецо синего цвета, в тон оригинальная шляпка, шею маскирует небрежный контрастный шарфик. Немного крикливо, но все в меру. Ярко нарисованные глаза, синие губы, лицо бледновато голубовато. И перчатки на руках. Что-то невообразимое. Где Чучело умудрилось так нарядиться – загадка. И как оказалось в центре города? Чучело старательно делало вид, что шагает. Это сложно, когда у тебя нет ног. Но на Чучело никто не обращал внимания. Оно и радо стараться. Таращит пустые глазища, по сторонам пялится. На меня уставилось, но ничуть не смутилось тому, что я его узнал, и поплыло дальше. Нелепым и гордым пятном.

Три бабули. Две, что помоложе, ведут под руки совсем дряхлую. Она трясет головой и громко, перекрывая шум машин, вещает: “Сахару не надо. От него грусть. Кусок лимона положить на язык и подождать пока не поднимется настроение”. На мудрую вещунью никто не обращает внимания, но ее это не волнует, и она озвучивает очередной экстравагантный совет.

Липы распустились, в буквальном смысле этого слова. Бессовестно пристают к прохожим новорожденной листвой и цепляются ветками. Внутри лип поют невидимые птички, громко и однообразно. Может тоже раскрывают на птичьем какие-то секреты.

Шагается легко и широко. И дышится приятно. Прохожу мимо нарядной яблони, а от нее несет жаренной картошкой. Из окна первого этажа слышится канонада газов из кишечника невидимого картофельного кулинара, и песня про «миленькогомоего».

А сейчас за окном глубокая ночь. Редкие окна светят в доме, напротив. Шумит вдалеке автомобиль-торопыга, спешит куда-то. Где сейчас все, кого я встретил вечером? Вернулось ли на свой огород Чучело? Чем заняты три старушки? И нашли ли покой заблудшие души? Мне это неизвестно, да и не очень интересно. Это вечер уже растворился в Вечности. Без следа.
Tags: Дневники провинциала, Настоящее настоящее, Сказки с дымком
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment