Удивление

Сообщающиеся вороны

Ворон было ровно. Сколько именно Петров сосчитать не успевал. Как только одна ворона улетала, откуда-то появлялась другая. Словно кто-то невидимый жонглировал птицами и если вдруг ронял одну, то тут же ему подкидывали новую.

А как хорошо все начиналось. Вышел Петров со службы, вдохнул полной грудью весенний воздух, угодил ногой в новорожденную лужу, загляделся диковинным облаком, улыбнулся хорошенькой незнакомке с невероятной линией бедер и уже готов был рассмеяться от невозможной радости, как появилась первая ворона.

Ворона села на дремлющую елку и азартно что-то проорала. Так вопит болельщик, когда любимый форвард устремился к воротам противника. Петров махнул рукой на ворону, мол, не блажи ты так, весна ведь. Ворона с удивлением уставилась на Петрова и что-то курлыкнула. Тогда-то и появилась вторая. Она была точной копией первой и Петров, вдруг подумал о том, а как у ворон отличить мальчика от девочки. Но тут же выронил мысль от удивления, потому что новоприбывшая ворона громко замяукала. Так хрипло звучит кот в период гона, исполняя неистовую песнь любви.

- Брысь – автоматически одернул ворону Петров.
- Щас, Мрррряу, Каааааарррррр - ответила Петрову ворона
- Это явно девочка – подумал Петров – но тут появилась третья ворона.

Она молчала. Просто сидела очень близко, на заборе, что отгораживал детскую площадку. Но как только Петров от нее отходил, ворона тут же перепрыгивала, точно сохраняя дистанцию. Потом появилась еще ворона и еще одна и еще. Петров сбился на седьмой, а может и раньше.
Он понимал, что численность ворон стабилизировалась. Петров даже попытался их отгонять. Вороны неохотно улетали и тут появлялись в другом месте. Сообщающиеся вороны.

А тут закончился сквер через который шагал Петров. И все вороны исчезли. Разом. Словно их и не было. Петров хотел оглянуться, но ему стало страшно. Он чуял, что ему в спину кто-то смотрит. С разных сторон. И что-то подсказывало, что если оглянуться, то никого не увидишь. Вороны исчезли, а взгляды остались.

Как спасение налетел на Петрова город со всех сторон. Заворчали машины, прохожие откуда-то появились. Все куда-то спешили. Словно весны в другом месте больше чем в этом. А может не в весне дело, а в извечной привычке куда-то успевать, даже если туда и не надо.
Когда Петров уехал в своей маршрутке, то из ближайшей тени вышел странный человек. Он был одет во что-то черно-серое и по птичьи поворачивал голову. Человек поднял воротник своего одеяния и растворился в спешащей толпе. Словно его и не было.