Удивление

Сказка беспричинной радости

В пельменной было многолюдно. Петров сначала хотел уйти, но потом, подчиняясь непонятному импульсу, встал в извилистую очередь. Как ни странно, но к кассе он продвигался быстро. Заказал фирменных пельменей и набрал, вкусно пахнущих горячих, булок. Про чай вспомнил, когда уже искал свободный столик, посетовал, что забыл. Как оказалось, не случайно.

Как раз освободился столик у окна, можно было смотреть на улицу, дожидаясь пока будут готовы пельмени. И тут напротив плюхнулся Он. Мужчина, неопределенного возраста, с растрепанной и уже редеющей шевелюрой, небрит. Крепко сложен, хотя и немного рыхловат. Не спросив о том, не занят ли столик, сел и широко улыбнулся. Петров никогда не видел раньше таких смеющихся и хитрых глаз. Нежданный сосед располагал к себе и одновременно почему-то пугал. Подошла официантка, поставила на стол пузатый чайник, две пиалы и еще довольно много разной еды, которой Петров не видел в меню. Да и чай полагался здесь обычно в виде пакетика и кипятка из титана.

- Булочки будут кстати. Здесь заваривают удивительно вкусный ягодный чай. Если макать горячую булку в гречишный мед и припивать чаем, то можно разговаривать бесконечно – обладатель хитрых глаз, плеснул из чайника в пиалу немного чая, так обычно наливают на Востоке, и жестом предложил убедиться в правоте своих слов. Петров отломил небольшой кусочек от булки, обмакнул в мед и попробовал ароматного напитка. Он был словно во сне, как бы совершая действия не по своей воле. Это было невыносимо вкусно. Именно все вместе – горячая булка, мед и ягодный чай. Сосед по столику, увидев изумление Петрова, раскатисто расхохотался и налил еще немного чая.

- Как поживает…? - Он назвал имя, от которого Петрову стало жарко. Это было одно из тайных имен Волшебника. И Имя это Петрову было сообщено как возможность позвать Волшебника, когда в этом будет острая необходимость. И конечно же никогда и никому не произносить его. И тут, непонятный человек, запросто, посреди многолюдной пельменной называет это Имя – Не бойся, нас никто не слышит. В этом сне только мы с тобой не спим, остальные заняты своими сновидениями.

- Кто Вы, ты…?- Петров замешкался – И как? Откуда? – Голова у Петрова в буквальном смысле шла кругом, он с трудом мог сфокусировать взгляд и хоть как-то собраться с мыслями.

- Зови меня для простоты Шаманом. Это наиболее подходящее по смыслу слово. У нас мало времени. Поэтому будем считать знакомство состоявшимся. Кто ты я знаю.

- Хорошо. Я слушаю – Петров неожиданно успокоился и уже ничему не удивлялся. Словно Имя Волшебника помогло ему. Принесли аппетитно дымящиеся пельмени. Петров попробовал один и в голове мелькнула мысль, что они из медвежатины. В этой заштатной пельменной?

- Попробуй с медом и вот этим – Шаман ткнул вилку в плошку с чем-то зеленоватым – Тебе понравится. Нам нужно сходить в Верхний Мир – Шаман имел привычку мгновенно менять тему разговора, не теряя при этом главной цели - Место хорошее, очень хорошее, настолько хорошее, что тебе захочется там остаться. Не зря, по мнению земных шаманов в этом мире Живут Высшие духи, полуБоги и ангелы. Поэтому тебе нужно вспомнить о ком-то очень важном и любимом для тебя, здесь, в этом варианте реальности. Это воспоминание будет якорем, что позволит тебе вернуться обратно.

- А, зачем? – Петров мало, что понимал и брякнул первое, что пришло в голову.

- Плохо вокруг. Сам видишь. В мыслях у людей испуг, злость, растерянность. Нам нужно принести немного беспричинной радости. Только и всего. Я бы и один сходил, но ты был выбран Силой. Так, что выбирать не приходится. Закрой глаза и представь, что твои мысли как бы летают внутри огромного зала, без окон и дверей. Осмотри его мысленно, внимательно осмотри, постарайся заглянуть и в то место откуда ты его как бы осматриваешь. А теперь вымой стены, потолок и пол этого зала сильной струей воды. Тщательно, насколько хватит терпения и сил...Вот моя рука. Слушай бубен.

Петрова захлестнуло ослепительно белым светом. Тот был густым и болезненным. А потом все прошло и Петров оказался Где-то. Совершенно один. Не было ничего на чем бы он стоял, не было ничего куда бы он смог посмотреть. Только чистейший белый свет. Петров закрыл глаза или то, что было когда-то его глазами. И тут же увидел боль. Много боли. Горящие города и бегущих людей. И страх, бесконечно разлитый страх. Видение было таким страшным, что казалось нереальным. Оно длилось всего мгновение и стало спокойно. Ни хорошо, ни плохо, а спокойно. И никуда больше не хотелось. Остаться бы здесь навсегда. Одна единственная мысль, затихая тлела в голове Петрова. И она вытолкнула его обратно…

…Он сидел в пельменной и доедал свой обычный обед. Никаких изысков. Не было никакого Шамана, вкусного чая и аппетитных пельменей. В зале стоял обычный гул от разговоров многочисленных посетителей. И очень хотелось выйти на улицу. Нестерпимо хотелось. Петров отнес поднос с посудой и, не застегивая куртки, выбежал за дверь.

Было морозно. Солнышко сонно смотрело с неба. По-весеннему грязноватый снег. И пели птицы. Чирикали воробьи, тренькали вразнобой синицы, гулили голуби, строчила о чем-то сорока, ворона призывно каркала. Новые птичьи голоса вплетались в невидимый хор. Это хор легко перекрывал шум машин, крики людей на остановке, тревожную сирену скорой. Петров, вдруг понял, зачем они ходили в Верхний Мир, поднял руки к небу и расхохотался. Это был заразительный приступ беспричинной радости.

В каждом городе поют птицы, громко и всегда. Дать себе труд, чуть-чуть прислушаться. И за одной незатейливой песенкой последует другая и еще, и еще. Простой и понятный вклад в копилку беспричинной радости – расслышать птичьи песни. Это обязательно кому-то поможет.