Удивление

Там

Записывать сказки легко. Но делать это приходиться с великой предосторожностью. Причина в исправлении. Начнешь править записанный текст, и нет сказки. Одна запятая может решить исход дела. А быть палачом сказок – занятие на любителя. Можно конечно взять себя за горло и запретить себе связываться со сказками. В конце концов, ты ведь никому ничего не обещал. Так это никого и не волнует. Выпало тебе дать Жизнь именно этой сказке, крутись, как хочешь. Это дорога в одном направлении, и на путеводном камне всего одна надпись: «Там».

- Чего они так со смертью носятся? – Дракон оттачивал редкое и давно забытое искусство балансирования без опоры.
- Готов? – Волшебник натянул тетиву, придерживая пальцами тонкий факел. Дракону предстояло устоять на кончике летящей горящей стрелы – Ты о людях?
- О них, о ком же еще! Валяй!!!

Когда наступает настоящая Тишина, то делает она это уверено и твердо. Такая уж у Тишины поступь. Эхо зажало ладошками себе рот, потом спохватилось, что у него нет рук, после чего вспомнило, что у него и рта нет, затем обнаружило, что головы у него отродясь не было, в конце концов не найдя всего остального, решило, что и молчать ему нечем. Ворона, зная, что с Тишиной шутки плохи, разломила пополам огромный кусок сыра, меньшую половину зажала в клюве, оставшуюся схватила в одну из лап. Вытаращила глаза, и замерла. Она стала похожа скульптуру под названием «В ожидании третьего куска».

Волшебник не спешил. Он любовался ровным пламенем факела и ни о чем не думал. Мысли быстро сгорают на огне. Если хочешь их сохранить, лучше об этом позаботиться заранее. Факел осматривался по сторонам и улыбался золотистому облаку, зацепившемуся за вершину любопытной горы, кстати, оказавшейся рядом. Стрела дремала и была готова к чему угодно.

Фишка вот в чем. Необходимо отпустить тетиву и одновременно щелком отправить факел ей навстречу. Остальное произойдет само собой – стрела поразит пламя и возгорится. Происходящее само собой и есть Магия. И подходит лишь для тех, кто готов предоставить себя действию ценой результата. Волшебник закрыл глаза и улыбнулся…

- Лечу….- подумала стрела – Горю….- предположила она же – Горю? – удивилась стрела – Горю!!! – тоненько запричитала стрела и рванула вперед!!!

Прямо сейчас, вокруг тебя, кружится рой мгновений. Они подобны невидимым стрелам. Не случайно стрелки на часах так назвали. Мгновения сгорают, рождаются новые, и они сгорают. Невозможно повторить ни одного мгновения. Набери в ладони воды, подбрось её над головой, а теперь поймай! Это была метафора Жизни.

Дракон пел, раскачиваясь в такт наступившей Тишине. Петь тишиной проще простого, для этого необязательно быть драконом и можно даже не раскачиваться. Достаточно набрать полные легкие тишины и терпеть сколько сможешь. Дракон пел и чувствовал, как близка к истерике истекающая огнем стрела. Наступал тот самый заповедный миг, не пропустить который невозможно, а пропустить проще простого. Устоять на горящей стреле, перепуганной и не понимающей, что с ней происходит. Даже не пытайтесь это повторить. Но если выпадет случай, воспользуйтесь. Дракон балансировал на кончике огня, танцующего на острие летящей стрелы и пел!!! Как тут не петь!!!

- Человек засыпает и просыпается другим, в изменившемся месте и пролетевшем времени. Человеку приходиться собрать все свои силы, чтобы воссоздать себя заново. Это ведь как-то так происходит? – Дракон любовался балансирующей на кончике его хвоста обгоревшей стрелой. Стрела уже успокоилась и ей нравилось, что с ней играют.

- Как-то так. Ты это к чему? – Волшебник подманивал застеснявшееся золотое облако. Оно очень хотело подлететь поближе, но внезапно напавший приступ неуверенности крепко удерживал облако на горе.

- К тому, что Смерти нет. Невозможно умереть насовсем. Это противоречит закону сгорающих мгновений. Смерть точно так же постоянно меняется.

- Ты это вороне скажи. Она посмеется даже с набитым сыром клювом – Волшебник легонько пощекотал гору, та от неожиданности вздрогнула, приступ неуверенности кубарем покатился вниз, облако радостно взмыло, притащив за хвост заспанную радугу.

Так я и думал. Опять увлекся сказкой и не успел рассказать ни о Петрове, ни о Принцессе ни о упырчитом самце унылой хрунулы. Ох уж эти неугомонные мгновения. Но Петрову предстоит спасти принцессу или стать кем-то другим. Принцессе всего-то и нужно, что вспомнить о том кто она. А хрунула настолько юркая, что может позволить себе все или ничего. Это было краткое содержание еще не записанных сказок. На всякий случай. Когда балансируешь на горящей летящей стреле, нельзя быть ни в чем увереным.