Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Обратная строна...

- Извините, Вы ведь, сказочник? – спрашивающий был очень взволнован, он явно на что-то решился и сам себя накручивал, чтобы не передумать.

Обращался он к мужчине, стоявшему у яблони-дички, усыпанной яркими мелкими плодами. На дереве сидело несколько снегирей, пара свиристелей и несчетное число синиц и воробьев. Макушку дерева, непонятно как на ней удерживаясь, венчала огромная серая ворона. Сказочник (у нас нет причин не считать его таковым) был внешне неприметным, если не сказать сереньким, человеком, но при этом рядом с ним ощущалось нечто непонятное и даже пугающее. Птицы, почему-то не взлетели от громких звуков голоса, и (как могло показаться), вопросительно посмотрели на Сказочника. Ворона даже слегка привстала на тоненькой веточке и, вытянув шею, что-то пробормотала.

- Я? – Сказочник оглянулся, словно пытаясь найти еще кого-то, кому бы можно было бы переадресовать вопрос, но вокруг никого не оказалось. Тогда он посмотрел на птиц, те замерли в ожидании, а ворона нетерпеливо прокашлялась. Сказочник отрицательно замотал головой и неожиданно признался – Да, это я.

- Да, знаю, я, что это Вы. Я Вас сразу узнал. Я давно читаю, то, что Вы пишете – сказочник поднял протестующе руку – Хорошо, записываете, что за странная блажь, придираться к словам? Так вот, я давно читаю, записанное Вами, чаще всего не соглашаюсь с Вашими словами, но вынужденно признаюсь, что мне очень нравится то, как Вы это делаете!

- Я? – Сказочник пожал плечами, виновато посмотрел и прошептал – Спасибо на добром слове.

- Не за что! Но я не об этом хотел с Вами поговорить. Вернее и об этом тоже, но не это главное.

- Да? – Сказочник посмотрел на собеседника, так как смотрит ничего не понимающий ребенок на что-то внушающего ему взрослого.

- Да! Не сбивайте меня. Скажите мне, только честно. Вы пишите (хорошо, записываете!) о разных там драконах, волшебниках и принцессах, так словно лично с ними знакомы. Но ведь так нельзя!!! Это же недопустимо! – человек наконец-то обрел уверенность в себе, голос его окреп, и он сам приосанился и уже нависал, над поникшим Сказочником – Любой нормальный человек знает, что сказки это вымысел, и те, о ком пишут в сказках, тоже вымысел, а о вымышленном надо писать так, чтобы было это понятно, а не вводить серьезных людей в заблуждение. Зачем Вы это делаете? Почему не пишите сказки, как все нормальные сказочники?

- Да, конечно – Сказочник выглядел совершенно растерянным и явно не знал, что ему отвечать, но тут случилось странное. Птицы на ветках встрепенулись и, словно повинуясь неслышной команде, одновременно взмыли в небо и куда-то улетели. А ворона хрипло и заливисто захохотала. Она била себя крыльями по бокам, несколько раз срывалась с ветки и чудом умудрялась на неё взгромоздиться. В конце концом, просмеявшись, ворона надсадно закашлялась, затем, спустившись пониже внимательно начала рассматривать спрашивающего. Видимо с таким же выражением она рассматривала червяка, прежде чем решить, стоит или нет, его слопать. И наступила тишина, такая звонкая и прозрачная, что сразу зазвенело в ушах. Тишина нарастала, ворона не сводила удивленных глаз, Сказочник растерянно молчал.

- Ну что Вы молчите? Скажите хоть что-нибудь – не выдержал человек. Ему явно было не по себе от происходящего и он, как это часто бывает с людьми в подобном положении, старался говорить как можно больше. Словно слова могли его от чего-то защитить.

- Я? – Сказочник, зачем-то снова оглянулся, и, вдруг спокойно и уверенно спросил – Скажите, а Вас как зовут?

- Меня? Тьфу, ты, извините, забыл представиться. Меня зовут Петров Фрол Кузьмич.

- Очень приятно. Ваши батюшка с матушкой знают толк в именах, кланяйтесь им при встрече – Сказочник церемонно поклонился – Фрол Кузьмич, скажите, а Вы когда-нибудь разговаривали с кем-нибудь мысленно? Когда Вашего собеседника не было рядом, и Вы за него произносили слова?

- Конечно! Я думаю, что подобное делает любой нормальный человек, иногда даже вслух.

- Да? – Сказочник изумленно посмотрел на Петрова, словно тот сказал что-то из ряда вон выходящее – Но Вы ведь не будете утверждать, что Вы в такие моменты говорили с реальным человеком?

- Не буду! Я говорил со своим представление о каком-то человеке. Так всегда бывает, когда ведешь внутренние беседы.

- Только тогда? Только внутренние?

- К чему это Вы клоните? Вы хотите сказать, что и когда я говорю с настоящим человеком, то тоже говорю со своим представлением об этом человеке?

- Да! – воскликнул Сказочник, и ворона в такт ему громко крякнула.

- Нет! – убежденно сказал Фрол Петрович, потом посмотрел на Сказочника, потом на ворону – Нееет! – уже не так уверенно протянул он – Да, ладно? Этого не может быть!

- Вот! – улыбнулся Сказочник и обнял Петрова. А Петров обнял Сказочника и вдруг почувствовал, как это правильно, обнимать другого человека в тот момент, когда не обнять нельзя. Потом Петров улыбнулся и обнял Сказочника еще раз, вдруг осознав, что и в том, чтобы обнять человека просто так, есть что-то правильное.

- Но какое отношение это имеет к моему вопросу?

- Прямое! И Вы, и я разговариваем с нашим представлением о том, с кем мы разговариваем. Только Вы говорите с теми, кого Вы представляете людьми, а я с теми…

- …Кого Вы считаете сказочными персонажами? – перебил Сказочника Петров.

- Что Вы? Как можно? Я говорю с теми, кого Вы считаете сказочными персонажами, а для меня это самые обычные собеседники.

- Дракон? Самый обычный собеседник? Извините, но драконов не бывает!!!

- То, что Вы не видели ни одного Дракона, еще не является доказательством их отсутствия. Скажите, Вы видели обратную сторону Луны?

- Нееееет! - Петров совершенно ошалел.

- Но это же не означает, что у Луны нет обратной стороны?

- Не означает! Но причем здесь, дракон?

- Можно сказать, что Дракон – Сказочник произнес это слово так, словно это было имя – это существо из обратной стороны привычного Вам Мира. Кстати, а вот и он, не желаете познакомиться? – Сказочник кивнул за спину Петрова.

Фрол Кузьмич замер, уже понимая, что за его спиной находится Некто, от присутствия которого становилось жутко. Петрову очень не хотелось оглядываться, потому что он уже знал, что обратной дороги ему не будет, что ему придется поверить в то, во что верить нельзя ни при каких условиях.

- Решайтесь, Фрол Кузьмич! – раздался из-за плеча красивый баритон.
- Решайся, Петров! – проорала ворона и уселась на плечо к Сказочнику.
- Решайтесь! – улыбнулся Сказочник – Сказка открывает человеку дверь в себя только однажды, пропустите и, этого больше никогда с Вами ни случится.

И Петров решился. Он зажмурил, что есть силы, глаза, и оглянулся...
Tags: Дракон волшебник и другие, Сказки с дымком
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments