Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Зуд

Бывает, чешется в таком месте, куда рукой не дотянуться. Не почесаться и все тут.

Снился Антон Палыч Чехов. Ясно так снился, как наяву. И был у него зуд. Так ему нужно было записать какой-то сюжет, что руки тряслись. А его к обеду ждали и звали. В соседней комнате был накрыт стол, играли двое детей лет трех и пяти, и еще там была женщина. Она так и осталась неузнанной. Но постучала и зашла в комнату к Палычу. В тот самый момент, когда он обмакнул перо в чернила и дрожащей рукой начал торопливо марать бумагу. Нельзя трогать человека в таком состоянии. Это не просто опасно, это еще и преступно. Но ведь обед простывал…

Как же он ругался! Витиевато и надрывно, переходя в надсадный кашель! Тряс головой и рвал на себе бороду! А женщина завороженно слушала. Ничего не понимая. Антон Палыч задохнулся, начал часто трястись и бессильно рухнул в плетеный стул. Он, кончил. Так и не записав желаемое. А зуд прошел.

Я проснулся. За окном уже было зимнее утро, из тех, что не спешат к восходу солнца. Лежал с закрытыми глазами и переживал этот странный сон. Он был так натурален, словно я там был на самом деле. В каком-то эпизоде реальности Антон Палыча.

Жил он давно, великий русский писатель Чехов. Ел, пил, любил, посещал туалет. Как любой человек. А еще у него бывал зуд, когда не мог он не записать того, что в нем пульсировало, рвалось в Мир. И вот теперь, когда классика давно нет среди Живых, в тех местах, где он бывал, открыли музеи. Приходят в музеи люди, любопытствуют - из чего ел, на чем спал, во что одевался, Антон Палыч. Чем записывал свои нетленные тексты. Но главного уже не узнать! Того как ему было тяжко, когда не было сил не записать, а записать не было возможности. На этом противоречии и творил.

Бред? Скорее сон. Так зуд ведь существует. Даже я, ленивый и малоспособный сочинитель, и то теряю рассудок, если вдруг накатит на меня нестерпимое желание записать что-то. Бесполезно с ним сражаться, с этим зудом, лучше сразу удовлетворить, иначе беда. И это не совсем графомания, это уже что-то из области психиатрии. Болезнь такая. Повезло, если еще немного способностей к ней прилагается.

Снился мне Антон Палыч, Чехов, гений. И был он таким обычным и таким понятным. К чему снятся такие сны? И ладно бы первый раз. И ладно бы только он. Вот ведь…
Tags: А меня не берет, Банальные мысли, Дневники провинциала
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment