Делающий

Всегда первое

Здесь можно задать вопросы или просто написать мне лично. Все комменты скрыты.

free counters

Создана группа вКонтакте о книгах Ауки.
Если интересно, вступайте!

Заходите в обсуждения группы.

Доступно по ссылке https://vk.com/club118324007


---------------------------------------------

Книги Ауки

Электронные:
--------------------------
на Литресе: http://www.litres.ru/auka-8682655/

на Амазоне: http://www.amazon.com/s/ref=dp_byline_sr_ebooks_1?ie=..

ТД "Москва" (moscowbooks.ru), Google Books (books.google.ru), Bookz.ru, Lib.aldebaran.ru, iknigi.net, Bookland.com, на витринах мобильных приложений Everbook, МТС, Билайн и др.
------------------------------------------------------------------------------

Печать по требованию:
-----------------------------------

на Озоне:

http://www.ozon.ru/context/detail/id/136047572/
http://www.ozon.ru/context/detail/id/136250226/

---------------------------------------------
https://ridero.ru/books/rishebnik/
https://ridero.ru/books/bespoleznaya_kniga_ili_skazki..
Удивление

Явление первое. Рама

Фрол Кузьмич Петров проживал по адресу. По месту регистрации. Об этом было написано в его паспорте. И эта вся правда о которой было известно. Потому что сказка. Сказка однажды заинтересовала Петрова, потом лишила покоя и в конце концов стала частью его Жизни. Этот факт биографии Фрола Кузьмича не был зафиксирован. Так чаще всего и бывает. Есть документы, справки и показания свидетелей. И есть настоящее, о котором невозможно рассказать ни в одной социальной сети. Разве что в сказке? Убрав всю ложь и осторожно сохранив намеки? И тогда, если повезет с читателем или слушателем, возможно что угодно.

Знаменитый пианист, толстенькими волосатыми пальцами играл первую часть опуса номер тридцать ре минор из третьего концерта Рахманинова. Играл вдохновенно, блаженно щурился и улыбался. Это было прекрасно. Только за это можно простить телевизору все прегрешения и грехи. А потом…

На восемнадцатый день пятого отражения явился Петрову, под прекрасную музыку, странный гражданин в вызывающем обличии. Гость шагнул в квартиру Фрола Кузьмича из оконного проёма. И без церемоний представился: “Я, Рама”. Петров сначала подумал, что с рамой в окне что-то не так. Но внимательно осмотрев нежданного визитера понял, что Рама – это имя. Одежды на Раме было немного, сложен он был великолепно, хотя по современным меркам слегка толстоват. На лбу у Рамы было нарисовано солнышко, на руках в изобилии присутствовали разнообразные браслеты, глаза - огромные и ясные, словно у ребенка. Судя по одежде Рама прибыл из теплых краев, а судя по всему остальному был он Богом. Из Индии.

Петров, не понимая почему, сложил руки на груди и поклонился Раме. Тот ответил таким же поклоном. Тогда Фрол Кузьмич достал из посудного шкафа кружку для особых случаев и налил в нее немного чаю, так как это принято на Востоке, с уважением. Рама еще раз поклонился, принял кружку, сделал маленький глоток, посмаковал, выразил почтительное удивление и допил чай с нескрываемым наслаждением. Рама все делал именно так. С нескрываемым наслаждением. Выражая всему вокруг благодарность.

Сели за стол. Петров хотел выключить телевизор. Там тот же пианист играл что-то подлинно джазовое, хотя это и было сочинение Дворжака. Рама помотал головой, не надо. Еще позволили себе чаю. Говорить не хотелось. Они и не говорили. Рядом с Живым воплощением Бога было хорошо. Было как-то по-настоящему. Спрашивать ни о чем не хотелось, как и рассказывать что-то о себе. Понятно же, что все понятно, а то что непонятно можно не тревожить. А потом Рама снял с левой руки браслет из черного камня и надел на руку Петрову. После чего поклонился и вышел так же, как и зашел. Нестандартно, но без особых спецэффектов.

Браслет приятно холодил руку. И Петров уже и не помнил то время, когда у не было этого браслета. Хотя прошло всего несколько мгновений. А может пару вечностей? Когда-то Фрол Кузьмич задал Самый Главный Вопрос на свою Жизнь. И только что получил на него ответ. А что с этим теперь делать, в ответе не было. Обычная практика для подобных событий. Дальше сам.
Удивление

Книга в пути

Началось приятное и утомительное. Тружусь над новой книгой. С удовольствием. Потому что тексты в ней давние, основательно забытые. Действуют сокрушительно.

Сокрушительный текст воздействует на автора вне зависимости от давности записывания. Вычитываешь его, пытаясь что-то исправить, а текст в это время вчитывается в тебя. И затягивает, и ты ничего с этим поделать не можешь. И благодаришь Создателя за то, что коротко получилось, в противном случае еще неизвестно - сдюжил бы ты или нет.

Мне неизвестно, как действуют на читателей записанное мной. И не положено мне это знать. Но на меня они влияют, эти странные короткие новеллы. По всей видимости это и есть мой законный гонорар. Не измерить его ни деньгами, ни вниманием читателей, ни известностью.

Книга продвигается неспешно. Исключительно во имя сохранности автора. Если поспешить, то можешь пойти в разнос от переизбытка того, ради чего все и затевалось.

Иногда буду выкладывать фрагменты. Название на данный момент такое: “Непереносимая легкость”. И это россыпь камешков разной ценности. Из которых автор тщетно пытается собрать мозаику, а в ней ответ.
Удивление

Прогулочное весеннее

Потянулась томно! Задумчиво выдохнула. За словом не полезла.

Пару луж, среди растопленного снега и сиротливый асфальт безвременно оголившийся навстречу ветру.

Не привыкла обещать. Характер не позволяет. Но сдержит, выполнит и не спросит.

Снег в это время особенно холодный, а ветер на удивление пронзительный.
Но первые проталины уже здесь, а то что по ночам морозно, так это только в помощь.

Если так продолжит, то впереди пыльный апрель без листьев и зелени, да ожидание спасительного мая.

Вот что за характер у этой Весны? Ни за что не угадаешь, что ждать
Удивление

Творчество

Сначала Он построил то, что будет основой или фоном. Гора росла тысячи лет, пока не состарилась. Вершина горы обветшала и осыпалась по склонам. С соседней вершиной случилось тоже самое. Тогда, по образовавшемуся ущелью побежала горная речка. Она начиналась с крошечного родничка, у вершины. Собирала воду с подтаявших ледников и других родничков. В одном месте речка неожиданно срывалась вниз. Так возник водопад. Немного деревьев. Чем выше, тем причудливее выглядели стволы и ветви. А от подножия ущелья вверх карабкался небольшой, но непроходимый лес. Среди ветвей деревьев поселились птицы. Между корней вырыли норы мыши, кроты и другие любители подземных поселений. По склонам карабкались горные козлы. А чтобы держать их в форме, появились красивые кошки - горные барсы. В лес заходили медведи и волки. Быстрые антилопы и неторопливые яки. На небе немного облаков, одно пусть цепляется за вершину. И радугу, непременно радугу. Просто так, под настроение. Это место было труднодоступно, и его не видел ни один человек. Но Создателя это не волновало.

Модный художник Спиридон Коромысло нервничал. Завтра открывалась биеналле, последняя в этом году. И он непременно хотел показать там свою новую работу. Спиридон подошел к холсту, лежащему на полу, и замер. Художника пугал чистый холст. Он словно бы отражал бездну его бездарности. Огромной кистью Спиридон замазал голубой краской все до чего дотянулся. Потом взял другую кисть и посреди голубого пятна намалевал желтой краской неровный круг. Задумался. Черной краской поставил большую кляксу. Клякса занимала часть желтого круга и заходила на голубое. Задумался. Не глядя, потянулся еще за одной кистью и угодил рукой в ведро с белилами. Вот оно!!! На кляксе оставил отпечаток своей руки. Шедевр был готов. Спиридон наспех вытер руки, схватил фен и постарался подсушить картину. Его трясло от нетерпения. Он знал, что уже не заснет до утра, поэтому позвонил знакомому критику. Тот приехал. Долго ходил вокруг картины, то ближе, то дальше. Приседал, залезал на стремянку. Потом заплакал от невозможности выразить свое восхищение. Они напились до полного изумления и проспали до полудня. Картину наспех вставили в раму и еще сырую повесили посреди огромной комнаты. Успех был ошеломительный. Среди тех, кто понимает.
Спиридона поздравляли. Он извинялся. Говорил, что это случайность. Но было видно, как он доволен. Гений торжествовал. После окончания выставки картину, не торгуясь купил известный коллекционер. По слухам, большой оригинал. Больше творение модного художника Спиридона Коромысло, никто не видел.
Удивление

Про Фому, да про Ерёму

Микро-пьеса для домашнего кукольного театра. 

Действующие лица: Фома - простой мужик, себе на уме. 
Ерёма - совсем простой мужик, дурачок. 

Действие первое и единственное. 

Занавес открывается. Фома сидит на лавке, держит в руках планшет и что-то внимательно смотрит. Время от времени покачивает головой. Появляется Ерёма. 

Е: Здорова, Фома! 
Ф: Здорово, Ерёма! 

Обнимаются. Фома обнимает Ерёму одной рукой. Другую с планшетом отводит в сторону. Фома садится на лавку. 

Е: А, это что у тебя, Фома? (показывает на планшет) 

Ф: Это Интернет, Ерёма! 

Е: Тыырнет! (Ерёма заглядывает через плечо Фоме). И что с ним можно делать? 

Ф: А, что хочешь. Я вот сейчас кино смотрю. Давай вместе (Мужики усаживаются рядом) 

Е: Это кто, Фома? 

Ф: Это Доктор! 

Е: Дохтур? О как! И от чего лечит? 

Ф: Говорят, что от всего! 

Е: От всегоооо? Молодец какой. А чего это он рисует? Руками машет, всякое разное делает? 

Ф: Это он, Ерёма, хочет чтобы его поняли! 

Е: Оооо (многозначительно замолкает). А чегой-то он так говорит мудрено? Слова незнакомые! 

Ф: А, это чтобы не поняли! 

Е: Чего не поняли? 

Ф: Что он сам не все понимает. 

Е: А давай споем, Фома? 

Ф: Затягивай, Ерёма! 

Мужики поют: “На речке, на речке, на том бережочке...”. 

Занавес. 
Удивление

Зимнее и ленивое

Знакомая ворона поджидала в сквере. Свое утреннее приветствие она не прокаркала, а как бы промурлыкала. Потом нахохлилась, мгновенно потеряв свой бравый вид, каркнула жалобно. Напомнила, что усталая Зима понемногу передает хозяйство новорожденной Весне. А жалобным карканьем напомнила, как тяжело было в холода и под пронизывающим ветром с колючим снегом. Трудно вольным существам в лютое время года. Прячься и согревайся, кто как может. Сколько сгинуло тех, у кого это не получилось? Поговорили с вороной. Помолчали. Я шагал, а ворона легко перелетала с ветки на ветку. Когда есть что сказать и есть кому тебя выслушать, то разговаривать можно в любых условиях. А потом ворона улетела.

Делить год на времена года удобно. Хотя это деление страдает ужасной неточностью. Но всегда можно прибавить слово “хорошее” или “плохое”. И тогда холодное лето можно обозвать плохим. А мягкую и теплую зиму - хорошей. Но эти определения на любителя. А профессионалы не соблюдают разделения на зиму-весну-лето-осень, предпочитая ориентироваться на текущее самочувствие и погоду. Их можно встретить зимой легко одетыми, летом под дождем без зонта, а осенью босиком гуляющим по листьям. Простуды, и прочие разновидности вызвать жалость у окружающих, обходят стороной таких чудаков. Себе дороже. Стать таким невозможно. Можно быть. Когда твое Быть сможет обходиться без необходимости соответствовать общепринятому, тогда в твою Жизнь естественно и без потрясений может войти что угодно. Знать много способов лечения болезни не значит быть здоровым. Здоров тот, с кем болезни предпочитают не связываться.

Если хочешь, чтобы тебя понимали, говори на языке понятном собеседнику. С профессионалом можно позволить себе разные хитрые термины и сокращения. А любителю говори просто. Поэтому о Зиме. Она прошла под знаком лени. Как и была задумана. За три месяца, выделенных календарем зиме, получилось больше 600 километров пешим и одноколесным ходом. Если вытянуть их в линию, то не очень-то далеко от дома и отдалился. Но свое дело это расстояние сделало. Подарив радость, удовольствие, счастье и многое другое, о чем словами не расскажешь. Деградация, которой пугают адепты здоровых подходов к Жизни, идет своим неторопливым ходом. С простудой этой зимой так и не встретились, даже насморка не было. А штатные недомогания проистекают согласно их возможностям. Но они не сильно мешают.

Много путешествий было этой зимой. Настоящее путешествие может совпадать с необходимостью куда-то перемещать свое тело. Но перемещение необязательно. А для дальних приключений даже мешает. И дело тут не в воображении или умении что-то представлять. Способность находиться в настоящем. Это всё, что необходимо. Остальное дело техники. Когда ты переживаешь происходящее с тобой в реальном времени — это и есть залог хорошего путешествия. Не фоткаешь все подряд, не думаешь о том, как потом расскажешь о том, что увидел. А просто путешествуешь. Именно поэтому бывает трудно рассказать о своих путешествиях. Пока ты там, то тебе не до этого. А когда ты здесь, то уже и рассказывать нечего.
В человека усердно и большими дозами впихивают чувство вины за то, что он ленится (чаще всего это означает, что он делает не то, что от него ожидают). Это чувство подобно хитрому яду проникает в каждую клеточку тебя. И вызывает панику и страх, если вдруг тебя заподозрили в том, что ты лентяй. И человек готов погубить себя, лишь бы не разочаровать в себе. На самом деле лени нет, как и нет времен года. Но это знание слишком очевидно и поэтому считается опасным и неправильным. В промежутках между естественным вдохом и выдохом есть паузы, иногда они совсем крошечные, иногда затяжные. Там есть ответы на то, что принято называть ленью.

Спасибо тебе Зима! В наших краях ты еще похозяйничаешь. Но это ведь не повод, чтобы не поклониться тебе в пояс.
Удивление

Брюзжание о классике

Когда-то музыка, которую мы сейчас называем классической, была попсой. Популярной музыкой своего времени. Можно подумать, что люди тогда были духовное и возвышенее, чем мы сейчас. Это не так. Как тогда, так и сейчас, эта музыка была доступна не для всех. И в этом нет никакой избранности или уникальности.

Я думаю, здесь сочетание разного. И не всегда понятного. Может быть образованность (не путать с образованием), может быть предрасположенность. Здесь что-то похожее на арифметику и алгебру. Другой уровень абстракции. Признаюсь, было время, когда я физически не мог слушать классику. А уж оперное пение или балет - ничего кроме отвращения не вызывали. Да и джаз казался странным.

Прошли годы. Я не стал знатоком. Это и невозможно. Здесь, как раз, важно образование и правильное воспитание. Но с удовольствием слушаю классику, обожаю джаз, готов ехать в другой город, чтобы послушать оперу или посмотреть балет. И при этом с трудом выношу музыку современную, несмотря на невероятное количество стилей.

Это наверное что-то от неизбежного конфликта отцов и детей. Однако меня удивляет, что "продвинутые" молодые люди забывают, что "это мы придумали Windows" и многое другое в чем они так виртуозны (как им кажется). Умение пользоваться смартфоном не является показателем высокого интеллекта или выдающегося ума. Это показатель умелого потребления.

Наверное нет ничего страшного во всем этом. Мы Живём в очень тёмные времена, продвинутое средневековье. Когда умение показать себя цениться выше умения делать. Обесценивается многое. Но это уже было. В других декорациях, но было. Маятник качнется и потом вернётся.

А классика, во всех её проявлениях, это мост. Мост между прошлым и будущим. Помогающий понять, что если бы не было их, то не было бы нас. Несмотря на оценки.
Удивление

И хватит об этом

Это странное чувство, испытанное впервые в далёком детстве. Когда кто-то про тебя врёт и знает, что врёт, но окружающие его поддерживают. А ты в полной растерянности. Тебе же очевидно, что все не так. Но хор осуждающих так слаженно поёт, что ты сам начинаешь уже сомневаться...

Обида возможна при наличии чувства важности. Ты можешь обижаться на того кто для тебя важен или сам быть для себя настолько важным, что кормишь собой обиду. Все это так естественно . И по всей видимости с этим ничего не поделаешь. Можно одержать временную победу и над обидой и над важностью, но битва тобой будет все равно проиграна.

Казалось бы, странная ситуация. Есть люди, которые утверждают, что они точно знают как не болеть и жить практически вечно. А их почему-то мало кто слушает. Что же здесь не так? Почти все. С одной стороны ни один здоровый человек никогда ничего не говорит о болезнях. Как и счастливые люди помалкивают о счастье. С другой стороны знатоки здоровья предлагают поверить на слово. А с третьей о многом умалчивают. А ещё тебе постоянно напоминают, что вон другие здоровеют, жизни свои меняют, становятся совершенными людьми, а ты...

А что ты? Ты в сорок пять даже карточки не имел в больнице, а на больничном до этого не был лет двадцать. А первые недомогания ощутил поздне. И чувствуешь себя как в детстве, с тем договорным враньем. И обида, непонятно на кого, но на кого-то важного.

Старая катайская пословица. Говорят Чжуан Цзы придумал. Когда туфли не жрут, то о ногах забывают. В этом месяце и похвалиться нечем. Да, если честно, то и лень. Несколько сказок готовы. Надо бы записать, чтобы было что в туалете почитать и послушать:). И столько вокруг интересного, что меняться некогда:) И обижаться забываешь.
Удивление

Банальности о Случае

Этот тезис обиден. Жизнь человека зависит от Его Величия Случая. И продолжительность Жизни в том числе. Именно поэтому Случай так часто называют несчастным. Из-за последствий. Случай не обращает внимание ни на что. Человеку кажется, что он предусмотрел всё. Случай это меняет.

И что же теперь? Не Жить? Это тоже не относится к компетенции человека, как и то, какой именно образ Жизни он (человек) ведет. Те или иные предпочтения возникают в результате крошечных случайностей. А дальше уже по накатанной. Где-то, случайно прочитанная мысль, услышанный разговор, просмотренный фильм или ролик. И человек “решает”, что так Жить нельзя и пробует Жить так как можно.

Человека может изменить что угодно и не может ничего. То сколько вы двигаетесь, что едите, какой режим дня соблюдаете конечно же способно повлиять на ваше тело. Но значит ли это что-то для Случая? Сорвавшаяся случайно с крыши сосулька может поразить и того, кто лихо гоняет каждый день на колесе и лентяя (он вышел, чтобы дойти до ближайшего магазина). То, чем вы наполняете свою Жизнь может изменить качество Жизни. А может и не изменить. Об этом хорошо бы не забывать.

В мире много читающих дураков, много и не читающих ничего умных людей. Верно, и обратное. Можно попытаться вывести зависимость между количеством шагов в день и продолжительностью Жизни. Вот только как быть с сосулькой, или любой другой нелепой(?) случайностью. Факт, что ты умеешь что-то уникальное, говорит лишь о том, что ты это умеешь. Но необязательно делает тебя избранным или умным, или еще каким-то особенным.

И что же теперь? Только спокойствие. Тебе не избежать того, что может преподнести Случай. Но пока Он этого не сделал, есть возможность воспользоваться другими дарами Его Величества и испробовать всякого и разного. Пока есть возможность. В том числе и наделать ошибок и совершить никому неизвестные открытия и … да мало ли чего. Тебе в любом случае неизвестен замысел и неведом срок. Но что это меняет? Все и ни-че-го.