Удивление

Обидеть волшебника?

- А ты можешь кому-то сделать плохо? – спросил Петров у Волшебника. Вопрос был так себе, но это же не значит, что на такие вопросы нет ответа.

- А зачем? – в тон Петрову ответил Волшебник, он выглядел слегка растерянным, что для Волшебника не является привычным состоянием. Если ты когда-нибудь, где-нибудь, с кем-нибудь увидишь растерянного Волшебника, то лучше постарайся не замечать этого. И не проси, чтобы я объяснил почему. Прими это как есть и всё.

- Допустим кто-то Волшебника обидел или сделал ему плохо? – уточнил Петров. Зря он так. Но бывает такое состояние, когда бы надо остановиться, а тебя несет под ледяную горку…

- Волшебника? Обидел? – Дракон начал было смеяться, а он умел это делать вдохновенно и от души, но раздумал и добавил – Как это? Как можно обидеть Волшебника? Или что-то ему там сделать?

- Ну… - Петров начинал догадываться, что не просто сморозил глупость, а перешел в фазу вечной мерзлоты, где нет ничего кроме глупости, и она выглядит глупо – Мало ли? Я же в принципе…

- Понимаешь, Петров – Дракон заложил руки за спину и начал прохаживаться, время от времени меняя облик. Это было жутковато. Потому что облик менялся непредсказуемо, удивлялся переменам и менялся снова – То, что для обычного человека обида или плохо, для Волшебника…

- …Тоже обида или плохо – вступил в разговор Волшебник – Потому что для волшебника ничто человеческое не чуждо.

- Не понял! – честно не понял Петров – Это как? В чем фишка?

- Гы! – улыбнулся Дракон – Фишка, дорогой мой человек Петров, в том, что для волшебника все важно. И обида и плохо, и хорошо, и никак. Он не сортирует состояния.
И как ты его при таком раскладе обидишь? Но не только в этом дело! Самое главное в том, что Волшебник ничего не делает для своей защиты. В отличии от человека.

- То есть я могу подойти и врезать Волшебнику в ухо! – обрадовался Петров

- А ты попробуй! – хмыкнул Дракон

- Легко! – спохватился Петров, потому что вдруг понял, что он не сможет ни обидеть Волшебника, ни тем более даже попытаться сделать ему плохо. Волшебник был рядом, до него можно было дотянуться. Ничего не стоило сказать ему что угодно. И при этом Волшебника как бы и не было. Так невозможно обидеть солнечный луч. Он есть, вот он, но при этом ты ничего с ним не можешь поделать.

- Теперь, понял? – зевнул Дракон и принял облик дракона, который принял облик довольного человека, сделавшего свое дело.

- Его никто не может обидеть или сделать ему плохо – прошептал Петров и очень удивился. Он вдруг понял, что Волшебник не будет кому-то делать плохо или от кого-то защищаться. И это так очевидно. Кто же тогда те, кто величает себя волшебниками и при этом с кем-то сражаются или наводят порчу? И главное, зачем?