Удивление

(no subject)

Оно мне надо? До лохматого тысяча девятьсот пятьдесят шестого года слово “черт» писали через «о» - «чорт». Очень точно, между прочим. Но черти народ беспокойный, добились своего и теперь с ними хлопот не оберешься. А, казалось бы, всего одна буква.

Ты меня не искала. И поэтому нашла. Скорее всего ты и не подозревала, что применила лучший из неизвестных способов найти самое нужное. “Чорт, чорт поиграй, а потом отдай” - мне годика три, и я что-то потерял. Бабушка Александровна заставила повторить заклинание раз десять, упирая на то, чтобы звучало именно «чОрт». Иначе не поможет, только голову заморочит. Я ворчу, но повторяю. Бабуля размашисто крестит пространство на три стороны и подталкивает меня в образовавшийся коридор: “Иди уж! И что тебе дефкой не родиться? Сопля, а уже видишь”

Александровна была белой. Ходили к ней люди со всей округи. Она не отказывала никому, иногда сразу направляя в больницу, где о ней знали и диагноз никогда не перепроверяли. Дома иконостас в красном углу. Постоянно горит лампадка. Куча разных трав. Библия в старинном окладе из кожи, с застежкой. И знание кучи заговоров, заклинаний и прочих волшебных штук. Не знаю, передала ли кому свою силу. Это только по женской линии возможно. Потому на меня и ворчала, что был я сбоем в системе. Но наверно передала, потому что умерла легко и осознанно.

Мне не страшно. Я маленький еще, чтобы бояться. Мои невидимые приятели по играм, очень даже видимы, но умеют маскироваться. От меня не прячутся, любят играть. А Александровну боятся очень. Мало того, что она их тоже видит. Она еще может их выгнать, без возможности вернуться. Поэтому заискивают и стараются при ней вести себя пристойно.

Чорт. Аккуратные рожки, длинный хвост. Умеет мяукать и пакостить. Часто спит в обнимку с котом. Может отвлечь, запутать, спрятать. Пьянеет, когда рядом кто-то в голос матерится. Редкий похабник. Если с ним не церемонится – почти идеальный исполнитель.

Ты меня нашла. Но не торопилась соглашаться с этим. Я не выглядел тем, ради кого пускаются в поиски. А промахиваться, находясь в шаге от мишени, не хотелось. У меня ничего ни ёкнуло, ни засвербело, ни даже зачесалось. Не узнал. Обычное дело. Но направление изменилось. И никто из нас уже никогда больше не был прежним.

Самые важные случайности обозначаются в далеком прошлом. Потом дремлют до поры и случаются в положенное время. Знание этого дает надежду что-то предполагать о будущем. Знание об этом лишает возможности изменить будущее. Бабушка Александровна не зря ворчала. Она наверняка видела ростки случайностей. Так что ты не могла меня не найти. А причем здесь черти? Чорт его знает! А я нет.

Кот, как угорелый скачет по коридору, за ним озираясь на меня, прыгает на хвосте чорт в черно-белую раскраску. Боится. И не только потому я его тоже вижу. Интересно, чего еще я не знаю в этой сказке?